?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


Прочитал и задумался: более 120 российских компаний поддержали обращение к Дмитрию Медведеву, в котором говорится об ужесточении ответственности за угон автотранспорта.Размер, правда, этого наказания не уточняется, но, в общем-то, и так понятно: наши угонщики, если их удаётся поймать, как правило, отделываются лёгким испугом, и надобно всех в тюрьму.

В чём-то обратившиеся к президенту и рассчитывающие на то, что его вмешательство «изменит баланс сил между вором и честным российским гражданином», возможно, и правы. Не дело, конечно, за «простой угон» без цели хищения наказывать штрафом в 120 тыс. рублей или пятью годами отсидки (прописанный диапазон санкций в нашем уголовном законодательстве широк и конкретное наказание выбирает суд, исходя из конкретики отдельно взятого дела). Лучше уж сразу «пятёрку», то есть максималку по облегченному пункту соответствующей статьи УК. А то и все 12 лет, предусмотренные этой же статьёй для особых случаев. И заживём мы «как в Узбекистане», где прежде умудрялись угонять машины даже из гаражей местного ЦК партии, а нынче четыре колеса можно оставлять незапертыми хоть на всю ночь. А всё потому, что якобы любому, незаконно севшему за руль чужого авто, в Узбекистане, не глядя, «дают» 15 лет.

«Пример Узбекистана», порядком мифологизированный по части жестких мер в отношении автоугонщиков, тем не менее, частенько возникает у нас на разных уровнях в качестве иллюстрации того, как следует бороться с похитителями движимого имущества. В Узбекистане действительно могут осудить автоугонщика на 15 лет. Но – при таких же отягчающих обстоятельствах, за которые у нас осуждают на 12. Там отсутствуют штрафные санкции и за «просто покататься» на чужой машине могут впаять от 3 до 5 лет. Как, впрочем, и у нас, если случай непростой. Другое дело, что узбекские правоохранители каким-то образом наловчились оперативно раскрывать «угонные» преступления (или я не прав?). У нас же эта раскрываемость как болталась в пределах 10-15 процентов, так и болтается по сей день. Спрашивается: что при такой работе розыскников-оперативников может изменить еще более тугое затягивание гаек УК, которые уже некуда затягивать?

Впрочем, в последние два-три года такие попытки на законодательном уровне предпринимались, как минимум, дважды. Законопроекты с поправками в Уголовный кодекс вносились Калининградскими законодателями и одной из фракций Государственной Думы, но были отклонены ещё на этапе первых чтений. А всё потому, что указанные законопроекты не только не меняли самодостаточности существующих правовых норм в отношении угонщиков, но и не отвечали на главный вопрос: способны ли повышенные штрафы и тюремные сроки решить проблему? Ведь очевидно: от прописанного в законе наказания только тогда может быть какой-либо толк, если работают механизмы, делающие это наказание неотвратимым.

Мы же имеем то, что имеем – едва теплящуюся раскрываемость «угонных дел», чего не скажешь, например, о наших  соседях хотя бы по европейскому континенту. Скажем, в Великобритании раскрывают почти 60 процентов угонов, в Финляндии – 86 процентов, в Швеции – 93, в Норвегии – все 98 процентов. В США, где автотранспорт угоняют в 10 раз чаще, чем в России, в 70 процентах случаев похитителей обнаруживают в течение 24 часов, а в европейском рекордсмене по автоугонам – Испании – из 170 тысяч ежегодно похищаемых машин не менее 125 тысяч возвращается владельцам.

Не думаю, что столь высокая оперативность (и результативность) тамошних полицейских проистекает только из их хорошей материально-технической оснащенности. Во главе угла успехов – всё же
отношение к собственности граждан, которая священна, в том числе и для правоохранителей, а посягнувший на неё должен быть наказан. Чего (и это очевидно) не хватает нашим розыскникам, для которых преступления против собственности как были, так и остаются делом десятым. С таким подходом к проблеме угона автотранспорта вор, разумеется, никогда не сядет в тюрьму.

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
ankoros
Sep. 30th, 2010 03:39 pm (UTC)
Мне кажется причина опять в пресловутой коррумпированности органов и остальных причастных. Практически все организации крышуются ментами и другими органами. Потому и машины найти никто не может, да и особенно не ищут, оно им надо получить по шапке)). Народ с властью и органами еще долго будут по разные стороны баррикад, как их не переименовывай).
Более жесткое наказание может хоть кого либо отведет от воровства или станет дороже самой машины, которую собирается украсть.
darling_chloe
Oct. 2nd, 2010 10:19 am (UTC)
Марат, думаю Вы все же немного не правы. В США 70 % машин обнаруживают не потому, что у них лучше материальная оснащенность (точнее не только потому), а скуорее всего все же из-за мотивов угонщиков. В США машину угоняют чтобы покататься, доехать до девушки, с пьяных глаз и т.п. Именно поэтому или машины или угонщики быстро находятся. У нас же машины часто угоняют на разбор. Я уволилась из органов 7 лет назад, но не думаю, что сейчас ситуация изменилась. Так вот угнанные машины, именно угнанные, т.е. взятые на время с точки зрения Российского законодательства, машины возвращаются примерно в таком же проценте. Поэтому надо ужесточать наказания не за угон, а брать под государственный контроль всевозможные авторазборки и т.п. вещи, жестко контролировать весь авторемонтный бизнес, устанавливать адекватные цены на новые запчасти (регулировать таможенные пошлины), т.е. лечить причину, а не следствие. А наказания у нас и так более чем высокие
svet_ohey
Oct. 17th, 2010 05:49 am (UTC)
Я,например,считаю что за все преступления, связанные с материальным ущербом, следует только материально.
Не лишая свободы.
Это бы решило многие проблемы в обществе.
( 3 comments — Leave a comment )