?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Про кота-обормота-2




Я немного отвлекся и не рассказал, чем закончилась встреча кота-обормота с моей престарелой кошкой Китей, когда однажды весной я привёз её на дачу, а кот-обормот по обыкновению явился ко мне, как к себе домой. Полагая, что моя кошка в силу возраста и комплекции (при наличии остатков агрессивного нрава) может серьезно пострадать от мощных когтей и зубов кота, не отличавшегося учтивостью, я запер её в комнате, а коту насыпал в плошку корм.

Но тут я запамятовал вот о какой вещи. Когда-то, когда Китя была помоложе, а к дому, на "столичную штучку", сбегалась местная шантрапа, одержимая мартовскими кошачьими озабоченностями, я точно так же запирал Китю в комнате. Каково было моё удивление, когда через некоторое время я обнаруживал её во дворе, милующуюся с котами вновь. Те под аккомпанемент моих воплей и вопя не меньше моего, разбегались в разные стороны. А Китя, взятая за шкирдон, водворялась в комнату за плотно закрытую дверь. 

Снабженную подвижной ручкой дверь можно было открыть, серьезно надавив на внутреннюю или внешнюю рукоятку, находящуюся на уровне пояса взрослого человека. Это было серьезным для животного препятствием, тем более что животное ростом от горшка два вершка и у него нет ни человеческих рук, чтобы повернуть ручку, ни человеческого соображения на этот счет.. Однако, едва я  занялся своими делами на участке, как Китя вновь уже восседала на крыльце в ожидании ухажеров. Озадаченный, я возвратил Китю в комнату и через окно проследил за её действиями. Это было что-то невероятное. Походив взад-вперед, кошка совершила мощный бросок прямо на дверную ручку. Две-три попытки - и ручка под кошачьим прыжком проворачивалась, а инерция удара слегка приоткрывала освобожденную от запора дверь. Дальше, понятное дело, - воля!

Нечто подобное случилось и в этот раз, пока кот-обормот дохрумкивал свои сухарики на веранде, а я жмурился под апрельским солнцем, выбивавшим из зацветшей ветлы ароматы миндаля.

Со стороны веранды послышалось характерное Китино мычание, которое она издавала всякий раз, готовясь к  драке. Кот однако продолжал трапезу, не очень-то реагируя на раздававшиеся у самого его уха мычания. Индифферентность обормота несколько успокоила Китю и она присела поотдаль в позе, предполагающей бросок.  Подкрепившись и не удостоив взглядом кошку, обормот по обыкновению вальяжно растянулся на полу. Минут через десять Китя скромно улеглась рядом . "Эх, - пожурил её я, - с тебя песок сыплется, а ты туда же со своими блядскими наклонностями". 

На самом деле всё было, вероятно, глубже. Китя провожала отъевшегося и отлежавшегося обормота взглядом древней кошачьей матери, у которой когда-то было множество таких вот обормотов, зачатых в этой деревне и рожденных, как правило, в моих ногах. За неделю до смерти, которая случилась в следующем январе, Китя вышла из дома в глубокие сугробы и тяжело обошла дом вокруг. Её качало от почечных колик и бил озноб, а в кошачьей голове, видимо, мелькали картины светлой и теплой молодости на здешних травах...

Прощальный круг замкнул для неё течение бытия. Через несколько дней, упакованную в обувную коробку, я вновь привез Китю сюда и, расчистив под дачной ёлкой снег, вырубил топором могилу в промерзшей земле.

Comments

kermader
Dec. 2nd, 2011 07:49 am (UTC)
Грустно как-то...